"Корпус 4"

Меню сайта
Наши новинки
Категории раздела
Наши книги
Наш опрос
Кто вы? Анонимный опрос для зарегистрированных на сайте для статистики
Всего ответов: 94
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Рассказы

Караванова Наталья. Яст

Яст

Космос кружится, красивый и ясный.

Из невообразимого далека возвращается еще один бог, и сам удивляется: разве такое бывает?

Тысячи солнц дышат ему в затылок. Душа поет: скоро, скоро!..

Его космолетик, покрытый звездной пылью, потерявший форму и цвет, чует дом, и не жалеет ресурса, вламываясь в туманности, прошивая скопления. Дома ждет отдых, дома ждут друзья…

Им весело, и космолетику, и тому богу. Они играют в трехмерные шахматы и смеются над бородатыми анекдотами. Они предвкушают возвращение.

И тут… они даже не поняли, что случилось. Может быть, сбой в программе, а может – случайный камень повредил чувствительный нос кораблика, но сверкнула впереди чужая планета, накренилась, заполняя собой небо, и накрыла их тьмой своей ночной стороны.

Нет, планета уцелела. И даже пожар получился локальный. Да и сам бог успел телепортироваться – благо до дома оставалось не более трех десятков парсек…

 

Янка прицелилась шишкой в ствол ближайшей сосны, но бросать передумала, опустила руку. Села на трухлявый пень, вдохнула теплую смесь весенних запахов. Стряхнула с рукава тощего клеща. Тихо, хорошо. В сосняке снег уже сошел, но под елками еще лежит, рябой, пластами. По-настоящему холодный, слежавшийся в плотные кристаллы, последний снег.

У ботинок изо мха выбиваются зеленые веточки брусники, на некоторых даже есть ягоды. Темные, прошлогодние, пьяные. Если выйти к соснам, там наверняка есть строчки-сморчки.

Янка достала из кармана помятый бутерброд, разломила на две части. Одну положила рядом с кустиками брусники, от другой откусила кусочек. Если честно, есть она не хотела. Если честно, кусок в горло совершенно не лез.

Но традиция есть традиция.

Ветерок чмокнул в щеку – Здравствуй!

Отряхнула крошки с колен, улыбнулась:

– Привет, Яст! Шуршишь?

По веткам прокатилось едва заметное:

– Шуршу…

– Наши говорят, здесь трасса будет недалеко. А узкоколейку уберут. Пустишь меня, когда рельсов не будет, а?

Старые ржавые рельсы тянулись за болотцем. Уже много лет по ним не бегали поезда, зато летом там рос такой иван-чай, что взрослого человека скрывал в полный рост.

Если идти по старой железке, то на яст выйдешь обязательно. А вот обходным путем можно и миновать. Ученые про такие места говорят «аномальная зона». Но это чтобы было, как называть: яст, он яст и есть, а другого слова не надо.

В деревне про него много чего рассказывают, особенно старики. Но кто знает, сколько правды в тех рассказах?

Янка сбегала сюда из дому каждый раз, когда ей становилось плохо или грустно. Или если ссорилась с теткой. Или, как сейчас. Ученица выпускного класса, Янка не ладила со сверстниками, не находилось у них как-то общих интересов. Одноклассников когда-то это здорово бесило, и Янке тогда приходилось плохо. И битой бывала, и наказанной ни за что. Один раз на голову вылили ведро с грязной водой. Прошлые дела, детские обиды… не забылись. Но отступили.

Может, жизнь уже тогда стала бы невыносимой, если бы не яст. Не его загадки, игры. Разговоры.

Ответа не прозвучало, но в глаза ударил солнечный лучик, отраженный в большой талой луже. Значит, надо идти туда, взглянуть поближе.

У воды тянулась цепочка следов. Часть – в иле, часть – на снегу. Следы оставили чьи-то босые ноги.

Девушка сначала подумала, что медвежьи, даже успела испугаться немного. Яст – ястом, а голодный тощий топтыгин по весне, это не шутки. Но медвежий след ни с чем не спутаешь. Здесь прошел человек.

– Ох, Яст… эти твои заморочки, – пробормотала она. – Ну, холодно же босиком по снегу! Смотри, я в ботинках.

След исчезал там, где лежало причесанное талой водой разнотравье. Вода ушла в русло совсем недавно, и бурые стебли еще не везде успели просохнуть.

Янка решила, что неведомый человек вряд ли бы стал лазить без обуви по оврагам-буеракам, и выбрала самый удобный путь.

Будь это обычный лес, она, пожалуй, поостереглась бы идти за незнакомцем, но не здесь. Здесь ничего не бывает случайно.

След появился снова – в песке у родника. Яст послушался – отпечаток был, как от кроссовки.

Это развеселило девушку. Она сказала:

– А письмена огненные где? А может, у тебя здесь где-нибудь аленький цветочек припасен? И вообще, на самом деле ты принц заколдованный?

Правый берег ручейка был высоким, песчаным. Там росли молодые елочки. Именно оттуда Янке послышалось, что хрустнула ветка. То ли наступил кто, то ли специально надломили.

Она насторожилась, обвела взглядом елочки и сразу почувствовала: кто-то смотрит. Более того – рассматривает. Ее.

– Эй, там… ты кто?

Снова хрустнула ветка. Кто-то эхом повторил:

– Ты кто?

Девушка села на своем берегу ручейка, на припеке. Подозрительно спросила:

– Яст, твои шуточки? Уже не смешно.

Из еловых веток высунулась рыжая собачья морда, втянула воздух.

Янка облегченно вздохнула.

– Иди сюда, псина. Ты чей такой?

Собака оказалась большой деревенской дворнягой. Несмело вильнув хвостом пару раз, опустив низко морду, она перешла ручей по жердочке и остановилась в двух шагах.

– Бутерброд будешь?

Пасть чуть приоткрылась, показался широкий розовый язык. В желтых глазах засветились лампочки надежды.

– На!

Но собака опасалась подходить близко. Так и стояла, уставившись исподлобья на благодетельницу. Пришлось кинуть угощение. Остатки бутерброда мгновенно пропали в собачьей пасти.

– Ну, что смотришь! Больше ничего нет… эй, ты куда?

Псина даже обернулась посмотреть, идет ли за ней дарительница вкусной еды, или осталась сидеть, где сидела. Дарительница шла.

Собака вывела Янку на узкую тропинку. Возможно даже, звериную. Вильнула хвостом и скрылась в кустах. Девушка из любопытства заглянула в те кусты – вода там стояла. Темные весенние бочаги. И никаких собачьих следов. Пожала плечами – яст!

Тропка вывела к замшелым камням, над которыми высился нешуточный песчаный обрыв.

Так вот я где, обрадовалась Янка. Обрыв хорошо виден с железки и еще с того места на реке, где деревенские обычно купаются.

Стало настолько тепло, что Янка скинула куртку, завязала ее на бедрах, чтобы не потерять.

Под камнями цвела сон-трава. Синие бархатные цветы казались вспышками странного пламени. Не отсюда они были. Из иного какого-то, более яркого мира.

– Спасибо, – шепнула она ясту.

Присела у камня. Он был теплый, покрытый трещинами и тем особым, темно-зеленым мхом, который живет только на очень старых камнях.

Стихли все ветры, замолчали все звуки.

Ну, хотела, красавица, аленький цветочек? Сорвешь?

Все-то у тебя не так. Даже волшебство другого цвета.

Накатило одиночество. Вдруг, ниоткуда: много, много лет одиночества. Не с кем поговорить, некому помочь. Не для кого жить…

Синее глубокое небо. Апрельское, живое. Яст, ну что ты! Не грусти, я же здесь…

– Ну давай, пробормотала она, доиграем сказку до конца. Я буду – молодая дочь купецкая, а ты… ну, ты сам понял. Хочешь?

Немного теплого ветра по волосам. Бабочка-капустница – желтый огонек. Снова можно дышать. Янка раньше не знала, что бывает такое одиночество. Все беды ее стали казаться мелкими и пустыми.

– Яст, ну, там по тексту… я должна просить тебя показаться. Хоть на минутку. Чтобы не с пустотой разговаривать. «Не испугаюсь я виду твоего безобразного…» как-то так. Покажешься? Или нужно сначала цветочек сорвать? Так это я мигом…

Сзади кто-то засмеялся. Янка обернулась.

Она бы не удивилась, если б там и вправду стояло аксаковское чудище. Как в мультфильме – лохматое, с большими печальными глазами.

Но реальность оказалась прозой: парень был, пожалуй, лишь чуть старше, чем она сама. Темные волосы коротко стрижены, на носу ссадина. А глаза красивые, черные. Кого-то он ей сразу напомнил. Вот только кого?

Янка ошалело спросила:

– Ты кто?

Он ответил эхом:

– Кто?

– Ты Яст?

– Яст?

Яст, он это ты? Почему так все странно? Я думала, что придумала тебя, чтобы было не так тоскливо. Я ведь на самом деле никогда не бывала одинока… я… это розыгрыш, да?

Парень нахмурился. Провел ладонями по лицу. Янка чувствовала – ему плохо. Ему странно и страшно, и виной – она. Ее недоверие. Неверие. Игра.

Может, она и впрямь заигралась, может, пора домой?

Отвернулся, пошел от камней в сторону елок. Солнце забежало за тучу: а в собаку ты поверила. И в следы…

– Эй, погоди!

Если он сейчас уйдет в ельник, там она уже никого не найдет. Так всегда бывает: Яст просто не знает, что такое вторая попытка. Его загадки нужно разгадывать сразу…

Догнала, схватила за руку. Мельком отметила, что у него такая же куртка, как у нее. Под пальцами зашуршала материя – подкупающе настоящая.

– Извини. Я удивилась, вот и…

– Извини? Я удивилась?

– Я поняла. Ты учишься говорить, да? Давай, я помогу. Смотри – это елка…

 

Каждый день – взахлеб. Парень и был Ястом и не был. Янке оказалось совсем неважно, откуда он взялся. Он с ней разговаривал. Он ее слушал, у нее учился. И апрельская синева больше не давила на сердце тоской по невозможному. Янке нравилось рассказывать. Она много знала о том, что растет в лесу, и что живет в лесу.

И чем дальше, тем больше ей открывалось тайн. Она по привычке называла приятеля Ястом, но Ястом была и собака с рыжим носом. И таволга у болота, и кипрей возле прогнивших шпал.

Ястом был ручей, паутинка и паук. Иногда казалось, что и солнце и небо здесь – тоже Яст. Он на прямой вопрос всегда отвечал:

– Это смешно: как я могу быть солнцем? Оно же далеко. За пределами атмосферы.

– Хорошо. А сон-трава? Сейчас июнь кончается, а у твоих камней она все еще цветет.

– Да? Непорядок.

Но синие запредельные цветы никуда не девались и назавтра, и на послезавтра.

Янка успела сдать экзамены и поступить в институт. Яст, пока она готовилась, узнал кучу нового об истории Земли. История его интересовала как-то однобоко: только с точки зрения истории технологий. Янка однажды спросила, и он ответил:

– Здесь за века почти ничего не поменялось, представляешь? А оказывается, столько всего произошло…

Иногда, если было поздно, он провожал ее до железки. Там, у края полотна, фигура его становилась полупрозрачной, истончалась, словно Яст – это привидение какое. Янка тогда думала: вот бы нас кто-нибудь увидел. Напугался бы, наверное. Она не замечала, что Яст меняется со временем. Он стал выше, чуть-чуть изменились черты лица. Он перестал ей напоминать кого-то, она и забыла, что он кого-то ей напоминал. Изменился голос. Изменились сами интонации. Из неуверенных и вопросительных стали ироничными и задумчивыми.

Однажды Яст спросил:

– Янка, а чем кончается та сказка?

Она помедлила, но ответила:

– Вообще-то свадьбой. Но там-то ты чудовище безобразное, и должен расколдоваться и превратиться в принца. А тут ты и так… ну, неплохо выглядишь.

– Янка…

– Что?

– Я не знаю, как тебе сказать… я ведь живу для тебя. Я сегодня, наконец, понял, что живу. Для тебя…

Она испуганно посмотрела на него, спросила отчего-то шепотом:

– А раньше?

Он невесело улыбнулся:

– Тебя не было и меня не было.

– А Яст?

– Яст… мне же нужно было где-то не-быть? Я не-был здесь. Под теми камнями, где твой цветок.

– Это твой цветок.

– Твой. Он – для тебя.

Клубок непонятной тревоги подкатил к горлу, Янка провела ладонью по его щеке. И неожиданно даже для себя призналась:

– Если бы не ты, я бы совсем… у меня тоже больше никого нет.

Повисла пауза. Солнце, шар расплавленной меди, зацепилось краем за макушки седых елей. Порвалось, расплескался рыжий закат.

Яст сказал:

– Это мудрая сказка. Но… если я рас… расколдуюсь, тебе не понравится.

– Ты станешь чудовищем? – невесело предрекла Янка.

– Все не так безнадежно. Я просто перестану быть человеком…

 

В ту ночь она никак не могла заснуть. Снились тревожные, душные сны, сердце то скакало сайгаком, то успокаивалось. Хотелось немедленно куда-то бежать, или, на худой конец, просто спрятаться под одеялом, и носа не высовывать. Противоречивые желания в конце концов заставили натянуть любимые джинсы и свитер. Проверить, спит ли в соседней комнате тетка, потихоньку выбраться через окно на двор. Ну да, через окно: дом старый, половицы так скрипят, что могут не то, что тетку, пол улицы разбудить.

Выбралась. Вдохнула ночь. Август рассыпал млечный путь прямо над головой. Где-то хрипло опробовал ноты петух, но сбился, смолк.

Янка побежала. Задами, через огороды. Вдоль забора, на старый полустанок. Там раскрошившиеся бетонные плиты ведут прямо к полотну. Полкилометра вперед – и начнется та самая узкоколейка. Ее так и не убрали за лето. А теперь уж и вряд ли уберут. Быстрее.

Теперь она была уже уверена – Яст ждет. Зовет ее изо всех сил, надеется… что она успеет?

Успеет что?

– Добежать. Янка, он прилетел за мной. Все, Янка, все…

Он сидел на рельсе – полупрозрачный, съежившийся. Несчастный.

И нельзя даже дотронуться. Протянешь ладонь, а под пальцами будет воздух. Потому они всегда прощались заранее, у тех самых камней, где сон-трава цветет с марта по август.

– Яст…

– Он мой… ну, вы бы сказали «хозяин». Но это неправильное слово. А правильного я не знаю.

– И ты не можешь отказаться?

Яст пожал одним плечом. Взял откуда-то эту дурацкую привычку, совсем недавно ее еще не было. Отвел взгляд:

– Янка, а если я скажу, что я не человек? Да, я создал этот… образ… чтобы было удобней с тобой общаться. Но я не человек.

– И что?

– Я вещь, Янка. Я просто потерянная вещь.

– Это из области самокритики, да?

Она села на рельсы рядом.

– Это из области самой что ни на есть правды. Ты будешь смеяться, но я космический корабль.

– Живой?

– Ох, Янка, как же с тобой сложно. Конечно, живой. Какой же еще?

– Это, наверное, интересно?

– Какая разница, когда без тебя?

– А если со мной… возьми меня с собой! Пожалуйста…

Прибежала собака. Села рядом, поскуливая. Она тоже была полупрозрачной. Положила большую морду на колени Ясту. Янка зажмурилась. Спросила:

– А твой хозяин может тебя… ну, освободить… или нет… так же не бывает… ну, мне подарить, а?

– Он все может. Он же бог. Только захочет ли?

– А давай спросим?

– Янка, ты чудо…

Яст поднялся, вскочила собака.

– Пойдем!

 

Еще один бог задумчиво провел пальцем по корпусу кораблика. Корпус выглядел неважно: к звездной пыли добавилась пыль земная, несколько веков во влажной почве вовсе не способствовали хорошей сохранности. Лететь на нем – опасно. Оставлять – нельзя. Противозаконно.

Прости, дружище! Невесело усмехнулся бог.

– Погодите! – крикнула Янка.

Что-то подсказало ей – сейчас случится недоброе.

Бог обернулся.

Ему навстречу из кустов вышла собака. Села, уставилась в лицо инфернальными глазами.

– Янка, иди сюда, – шепнул Яст в самое ухо, – быстрее!

В одном из камней виднелось круглое отверстие. Оттуда, из глубины, мерцал желтый свет. Как от свечки.

Она, не раздумывая, забралась внутрь.

Собака легла в траву, прикрыла веки. Над ястом зашуршал сильный ветер.

Бог плюнул под ноги и обернулся к камням. Затягивать процедуру не следовало.

Вот только не было там уже никакого кораблика.

Только сон-трава цвела.

Просто лес. Просто август. Ветер.

В небе над его головой вспыхнула и погасла еще одна маленькая звезда.



Источник: http://zhurnal.lib.ru/k/kn/yast.shtml
Категория: Рассказы | Добавил: korka (29.04.2009) | Автор: Наталья Караванова E
Просмотров: 444 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
1  
маладечик!:)

2  
спасиба

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]