"Корпус 4"

Меню сайта
Наши новинки
Категории раздела
Наши книги
Наш опрос
Кто вы? Анонимный опрос для зарегистрированных на сайте для статистики
Всего ответов: 94
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Рассказы

Сырцова Анна. Пока снежинка не растает

Резкий порыв ветра заставил флюгер скрипеть жалобно и надсадно. Девушка подула на руки: легкое облачко пара вырвалось из губ, но, не успев коснуться кожи, осыпалось на изморозь колкими льдинками.

Девушка вздохнула, встала, потопталась на месте и вновь села на резную скамейку.

Плохая зима, не снежная, говорила бабушка. В детстве она смеялась над бабушкиными рассказами: они казались глупыми и ужасно старомодными. Ну как, скажите на милость, можно поверить, что весна затягивается из-за какого-то дурного человека, не отблагодарившего соседа за щедрость в голодную зиму. Или в сказки про края, в которые стекаются сны, подобно ручейкам, текущим к морям? А про русалок, смотрящих из-подо льда? А про снежных крошек фей, больно кусающих за щёки поздних прохожих? А про сирен, чьи голоса слышно только в густом утреннем тумане? Глупости, да и только.

Хотя не отнять у этих историй главного - завораживающей неправдоподобной красоты. Девушка поёжилась, оглядела улицу - никого. Пусто. "Что ж, подожду" - тряхнула она головой.

Девушка вспомнила камин, что разжигался в их доме каждый вечер. Раньше, давным-давно, она любила забираться в высокое кресло с вытершейся от старости обивкой и сквозь прикрытые веки наблюдать, как мать с сестрой накрывают на стол. Вот-вот вернется отец с охоты, хлопнет калитка, скрипнет входная дверь...

- Пойдём со мной, - женщина протянула руку и улыбнулась одними глазами. Нижняя половина её лица была скрыта за шарфом, но девушке отчего-то казалось, что губы незнакомки неподвижны. - Ну же! Возьми мою ладонь...

Девушка вздрогнула и открыла глаза. Надо же: задремала. Может, зайти к соседям, попросить горячего чаю, а то чего доброго, заболеет ещё. Она облизала губы. Нет, не хочется их тревожить, вон часы на ратуше уже пробили десять - семейство Марты Свон уже спать собралось. Ранние пташки - им в шесть лавку открывать, а там уже очередь из покупателей: молоко матушки Марфы славится на всю округу.

На другой стороне улицы, под самым фонарём возникли силуэты: полупрозрачные снежные феи завели свой хоровод.

- Пойдём, - настойчиво повторила женщина и от нетерпения даже топнула ножкой, обутой в яркий сафьяновый сапожек.

- Помнишь, ты сама заклинала... - вдруг тихо произнесла женщина, чуть склонившись вперёд.

Черной тенью прошёл Саймон Кирк, зажег фонари. Их мертвенный тусклый свет совершенно ничего не освещал. Бабушка бы сказала: светят себе под нос. В морозном воздухе даже самый крохотный фитилёк казался пришельцем из другого мира, мира тепла и покоя.

- Ты сама заклинала. Пока снежинка не растает, помнишь?

Да что за странный полубред, полусон?! Девушка вскочила и только сейчас заметила, что окна соседних домов темны. Как?! Но ведь ещё только пол-одиннадцатого?! В их Предгорье так рано стихает только дом семейства тетушки Марфы, а остальные-то?!

Она сорвалась, пробежала три дома на запад. Трактир. Вывеска, поблекшая, почерневшая, тоскливо поскрипывая, вторила завываниям ветра, гулявшим в пустом трактире.

- Смотри, внученька, - бабушка усадила непоседу на колени и разложила перед ней карты. - Смотри и запоминай: когда тебе исполнится восемнадцать лет и девять месяцев, настанут в Предгорье времена суровые. Войной на наши земли пойдут варвары Среднегорские.... - по морщинистому лицу старушки скатилась слеза.

- Что значит "варвары", ба?

- Потом... Запоминай, милая, остановить их сможет лишь зима...

- А что такое "зима", ба?

- Это когда холодно, очень холодно, милая. Снежинки летают.

- Снежинки? Они хрустальные, да?

Сзади послышался звон разбитого стекла. Девушка обернулась и спряталась за угол. На улицу, небрежно пнув дверь соседнего с таверной дома, вышли двое человек. Оба высокие, заросшие по самые уши рыжеватой бородой.

"Варвары", - охнула девушка и зажала себе рот рукой, чтоб не закричать ненароком.

- Чёрт, холодно, как у лягухи в животе, - просипел один.

- Это разве холодно? - возразил второй писклявым голосом. - Говорят, эти земли прокляты. Говорят, жила тут колдунья, так вот - закляла она сам воздух на то, что если кто придёт сюда с дурными намерениями, так и останется навечно здесь, окоченев от холода.

Сиплый рассмеялся:

- Большей ереси в жизни не слышал. Да этому городку просто повезло, его не сильно тронули.

И они оба, расхохотавшись, удалились вниз по темной улице.

Девушка мигнула - фонари не горели. Она затравленно оглянулась - ведь их зажигали? Она зажмурилась: казалось, в памяти вот-вот оживет нечто услышанное в бабушкином ворохе сказок, отряхнется от пыли забвения прошлое, чтобы превратиться в настоящее, а может и в будущее...

Оступившись, девушка упала в погреб трактира. Здесь было тепло и многолюдно.

Несколько мужчин кинулись закрывать внезапно распахнувшуюся от порыва ветра дверь.

Маленькая девочка, прижавшись к матери, смотрела на девушку глазами, полными слез.

- Эй, ты меня видишь?

Мороз тонкой змейкой полз по венам. Она закрыла глаза и поддалась вперед всем телом. Заклинание падало льдинками с её губ, развевало вмиг покрывшиеся инеем волосы.

"... и да будут так, во веки веков. Пока снежинка не растает".

"... пока не растает" - вторили ей духи зимы, обнимая за плечи хрупкую девушку, стоящую на самой вершине горы.

Со своего места она видела, как полыхали дома её родного города, как врывались нестройной ватагой варвары, круша и поджигая всё вокруг, слышала, как кричали люди, ржали кони, как рыдали женщины и хохотали пришельцы.

Слёзы сверкающими бриллиантами стекали по её щекам, мгновенно замерзая.

- Пора... - прошептала она немеющими губами.

- Пора... - вторили ей духи снега.

- Я иду, - вздохнула девушка.

- Зима идёт, - пели феи льда.

Мороз ударил с такой силой, что деревянные ставки рухнули на обледеневший тротуар, каменные стены заныли, жалуясь...

Она шла по тихому городу и чувствовала, как из каждого подвала на неё устремлены полные надежды глаза жителей города. Её города. Не защитит она - больше некому.

Грабители замерли на пороге очередного дома. Сиплый выронил мешок с награбленным и, широко раскрыв глаза, свалился на тротуар. Его напарнику повезло больше: он успел сделать пару шагов, прежде чем ледяная ладонь сжала его сердце.

- Пойдём, милая, - белая женщина опустила шарф.

- Не могу, ба, - упрямо мотнула головой девушка. - Я сама заклинала...

- Пока снежинка не растает...

- ... я не свободна, - закончили за неё внучка.

Люди, ёжась и улыбаясь, выходили из подвалов.

- Слава Создателю, опять всё обошлось.

Легкий мороз щипал жителей Предгорья за щеки, дарил румянец.

Маленькая черноглазая девчушка поймала на лету снежинку. Крепко-крепко сжала ту в ладони, поднесла к губам и прошептала:

- Спасибо, - дунула на неё и весело побежала за матерью.

На мостовую, тоненько звякнув, упала хрустальная снежинка.

В город пришла зима. Настоящая, снежная, теплая.

Пока снежинка не растает 



Источник: http://anna-syrtsova.ucoz.com/publ/1-1-0-3
Категория: Рассказы | Добавил: Revolted (29.04.2009) | Автор: Сырцова Анна Вячеславовна E W
Просмотров: 675 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]